Главная / НА ЗАМЕТКУ / Бизнес-диалог Россия – Франция
adidas RU

Бизнес-диалог Россия – Франция

Владимир Путин и Президент Франции Эммануэль Макрон приняли участие в панельной дискуссии «Бизнес-диалог Россия – Франция».

Владимир Путин и Президент Франции Эммануэль Макрон приняли участие в панельной дискуссии «Бизнес-диалог Россия – Франция».

Обсуждались вопросы инвестиционной привлекательности российской экономики для французских предпринимателей, новые векторы взаимовыгодного сотрудничества, в частности в цифровой экономике.

По завершении панельной дискуссии состоялась краткая беседа Владимира Путина и Эммануэля Макрона с участницами товарищеского матча женских сборных команд России и Франции по фехтованию на саблях, состоявшегося накануне в рамках спортивной программы Петербургского международного экономического форума и завершившегося со счётом 45:44 в пользу россиянок.

Президенты двух стран также сфотографировались с членами Координационного совета форума гражданских обществ «Трианонский диалог».

* * *

А.Шохин: Уважаемые дамы и господа!

Разрешите поприветствовать ещё раз от вашего имени Президента Французской Республики Эммануэля Макрона, Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина, поблагодарить их за то, что они нашли в своём сложном графике возможность принять участие в нашем бизнес-диалоге.

Хотел бы, пользуясь предоставленной возможностью модератора, уважаемые господа президенты, проинформировать вас о том, что мы провели интенсивное обсуждение проектов двустороннего сотрудничества, как тех, которые уже реализованы, так и тех, которые намечены к реализации.

Должен сообщить, что ни разу никто не ссылался на сложности геополитической ситуации, ни разу не было упомянуто слово «санкции». Французские и российские компании с оптимизмом смотрят в будущее. И, честно говоря, тот энтузиазм российских и французских предпринимателей по реализации серьёзных проектов, не только крупных, но и проектов для среднего и малого бизнеса, воодушевляет. Надеемся, что также и главы государств будут воодушевлены готовностью бизнеса и реализовывать проекты, и создавать базу для решения геополитических проблем в будущем. Чем больше будет проектов, которые реализуются, что называется, на земле, тем больше поводов будет у политиков, принимая во внимание этот настрой бизнеса, двигаться дальше.

Я хотел бы сказать, что целый ряд проектов, которые сегодня представлялись, связан с темой, которой, Владимир Владимирович, Вы «заболели» год назад – цифровизацией. Действительно, нет ни одного проекта в любой отрасли, в базовых отраслях, таких как топливно-энергетическая отрасль, или отраслях, касающиеся жизни конкретных людей: торговля, сельское хозяйство, жилищно-коммунальное хозяйство, – везде мы упоминали необходимость цифровизации. Причём рассматривали этот вопрос не как дополнительные расходы граждан и компаний или государства, а как инвестицию, которая должна приводить и к удешевлению соответствующих услуг и товаров, и включению их в глобальную повестку дня.

Хотел бы, обращаясь к Президенту Макрону, сообщить, что сегодня несколько докладчиков упоминали Вашу деятельность в качестве министра экономики. В частности, оказалось, что Вы дольше других иностранных гостей изучали площадку инновационного центра «Сколково», и многие проекты с Вашей лёгкой руки реализуются сейчас в инновационном центре «Сколково».

Также мы выяснили, что один из проектов Российского фонда прямых инвестиций вместе с партнёрами, проект ARC International, был поддержан Вами в качестве министра экономики. И сейчас буквально этот фонд подписал шесть новых проектов. Господин Дмитриев подтвердит, что у него намерения очень серьёзные.

Должен сказать, что есть и проекты, может быть, и неожиданные, но, в частности, компания ТМК (Трубная металлургическая компания) собирается с французской компанией Vallourec, основным её конкурентом, создать глобальный альянс. Если главы государств такого рода проект поддержат, это действительно будет глобальная компания.

Очень много предложений, даже не предложений, а фиксаций того факта, что французские компании, локализованные в России, выходят на рынки третьих стран. В частности, один из примеров: год назад на Петербургском форуме было подписано соглашение с Sanofi и Орловской областью. Производство инсулиновых препаратов уже ориентировано на экспорт в Европу из Российской Федерации.

Группа «Ашан» ориентирует поставщиков в свои российские магазины на выход сети «Ашан» в других странах. Поэтому, мы считаем, это очень перспективное направление. Работа на рынках третьих стран касается многих отраслей: и автомобилестроения, и высокотехнологичных отраслей, в частности той же фармацевтики.

Ещё раз подчеркну, что мы зафиксировали позитивный настрой, готовность включаться в эти проекты и не только крупным компаниям, но малому и среднему бизнесу. Хорошо то, что у нас очень эффективно функционируют такие ассоциативные организации, в частности мы подписали сегодня соглашение между РСПП и MEDEF International о сотрудничестве в области новой экономики.

Активно работает и Франко-российская палата, её экономический совет, «Трианонский диалог» включается не только в гуманитарные проекты, но и в экономические. И будем надеяться, что все эти направления сотрудничества: B2B, сотрудничество через некоммерческие в том числе организации и эффективный диалог с властью, с правительствами, если дойдёт дело, то и с главами государств, если будет необходимость поддержки крупных проектов, – они приведут к позитивным результатам, к восстановлению и развитию товарооборота, инвестиций и, ещё раз подчеркну, к постепенному урегулированию и политических международных отношений.

Спасибо.

П.Гаттаз: Владимир Владимирович, Президент Российской Федерации, господин Макрон, Президент Французской Республики!

Уважаемый сопредседатель «Трианонского диалога», уважаемый губернатор, уважаемый господин мэр, уважаемый посол Франции, уважаемый посол России, дорогие друзья!

Итак, мне предстоит сейчас задача буквально обобщить за три минуты многие десятки часов двустороннего сотрудничества и обозначить пути для нашего взаимодействия за последние 50 лет.

Франция является первым иностранным работодателем в России. Сейчас мы знаем, что в этих мероприятиях участвует 170 тысяч человек. Половина из них – французские предприятия, это средние и малые предприятия. Мы сейчас работаем над установлением доверительного диалога между нашими предприятиями, между российскими предприятиями. Мы устанавливаем прочные связи, поскольку мы понимаем, что эти инвестиции и наши коммерческие отношения являются обязательным условием для того, чтобы наши страны, наши народы сближались. Невозможно это делать, если мир раздроблен.

Поэтому мы должны работать по направлению достижения общей цели, общего сближения. У нас сейчас есть новые направления: устойчивые города, зелёная экономика. Поэтому я хотел бы сказать несколько рекомендаций по поводу города будущего. Необходимо, чтобы этот город был цифровым, чтобы он был подключённым, чтобы он отвечал в полной степени на запросы своих жителей, на их озабоченность в области безопасности, трудоустройства в чистых экологических условиях.

Необходимо также провести работу в плане градостроения.

Какие могут быть рекомендации в данной сфере? Необходимо работать с муниципалитетами России. Необходимо для этого разработать и правовые инструменты, и соответствующее законодательство, которое бы применялось на местах благодаря муниципалитетам, и так далее. В том, что касается новаторских проектов в долгосрочной перспективе, мы знаем, что сейчас идут новые процессы: искусственный интеллект, полная цифровая обработка наших предприятий. Всё это позволяет предприятиям добывать всё больше и больше новых долей на российском рынке и на других рынках. Всё это на благо человечества.

Сейчас наши французские и российские предприятия разрабатывают целый ряд совместных проектов. У нас есть, наверное, общая рекомендация. Ввиду того, что мы переживаем не очень простые времена, в том числе санкционный режим, необходима сильная политическая поддержка, сильная политическая воля, которая бы поддержала политику инвестиций.

Я считаю, что здесь есть ключевое слово для всех инвесторов – это доверие. Это также и лейтмотив сегодняшнего Санкт-Петербургского форума. То есть качество, инвестиции, которые были реализованы в России, уже смогли отразить уровень доверия французских предприятий России и российскому рынку. Сегодня многие предприятия задают себе вопросы о будущем.

Господин Президент, нам необходима Ваша поддержка в таком нестабильном международном контексте для того, чтобы разработать наши долгосрочные стратегии. Мы по натуре оптимисты, мы любим рисковать. Мы готовы жить и работать вместе над созданием нового и лучшего мира. На пять последующих лет мы хотели бы, чтобы построение этого проекта города будущего было также и Вашим приоритетом. Мы бы хотели, чтобы нами всеми управляла новая амбиция.

Хотел бы закончить словами Нины Берберовой, кстати, она была уроженкой Санкт-Петербурга, которая провела большую часть своей жизни во Франции: «Ничто не писано заранее – это мы создаём и пишем будущее».

Господин Президент, мы рассчитываем на Вас для того, чтобы написать это будущее.

Большое Вам спасибо. Я хотел бы Вам подарить вот этот сувенир.

А.Шохин:В следующий раз просьба, господин Гаттаз, триколор сделать на этой фигуре, потому что у нас цвета флага одинаковые, немного последовательность другая, но цвета одни и те же.

В.Путин: К петуху можно добавить тогда и орла двуглавого.

А.Шохин: Промежуточный вариант – двуглавый петух. (Смех.)

Уважаемые дамы и господа! Большая честь для меня предоставить слово Президенту Французской Республики Эммануэлю Макрону.

Э.Макрон: Господин Президент, дорогой Владимир!

Спасибо за проведённую работу. Спасибо за такой итог, который нам представили о проведённой работе.

Как я уже говорил, я верю в хорошие добрые отношения между нашими странами. Мы вчера очень долго говорили о нашем историческом прошлом, мы говорили о геополитической ситуации, о той экономической жизни, которая подпитывала наши отношения. Конечно же, прежде всего это и общие проекты, это наши общие личностные связи, это то, что объединяет наши народы. Когда я был министром, я сделал всё, что мог в рамках известного сегодняшнего формата, для того, чтобы придать больше импульса нашим двусторонним отношениям, для того, чтобы Sific снова приобрёл второе дыхание. Всё это было бы невозможно без поддержки господина Путина.

В этих условиях я хотел бы объяснить свою мотивацию и моё удовлетворение. Чувство удовлетворения возникает от того, что на протяжении всего этого периода, особенно когда Россия вошла в рецессию в 2009–2010 годах, наши французские предприятия, французские партнёры остались в России. Если я посмотрю за последние 10 лет, ни одно из французских предприятий не покинуло российский рынок. Для меня это действительно сильный сигнал. Даже когда были трудные времена, предприниматели, крупные концерны, финансовые партнёры Франции остались в России и продолжали делать свой вклад в развитие экономической жизни России.

Источником мотивации является то, что у нас наши французские предприятия сегодня нанимают 170 тысяч российских граждан, что мы занимаем первое место по прямым иностранным инвестициям. Но мы, кстати, не первое место занимаем, а второе, потому что Владимир Владимирович сказал о том, что немцы занимают первое место. Так что, действительно, у меня есть чувство мотивации для того, чтобы перейти со второго на первое место, особенно когда времена улучшаются.

Я думаю, что мы не должны мириться с достигнутыми результатами, мы можем делать больше, мы можем делать лучше в том, что касается рабочих мест, в том, что касается инвестиций, я в этом абсолютно убеждён.

И последнее, что я хотел сказать. Те партнёрства, которые функционируют очень хорошо в области энергетики, промышленности, финансовом секторе, со всеми предприятиями, которые сейчас очень активно участвуют в жизни России, и с российскими инвесторами во Франции, – я очень хотел бы, чтобы мы могли консолидировать эту совместную работу, эти партнёрства. Вчера мы подписали немало соглашений, которые идут в этом направлении и которые показывают наши исторические связи и динамику сегодняшних отношений.

Я очень хотел, чтобы мы с большой силой воли и устремлённостью продвигались и по другим направлениям. Считаю, что в агропромышленном комплексе можно добиться гораздо больших результатов. Можно и нужно добиваться большего. У нас очень хорошая взаимосвязь существует и в космической сфере, это, кстати, очень важно для нас. Вы говорили, что происходит на космодроме Куру. Здесь также можно пойти дальше.

В том, что касается устойчивого экологического города, в том, что касается инноваций, в том, что касается новых энергетических сфер, альтернативных источников энергии, возобновляемых источников энергии, в том, что касается цифровой промышленности, мы можем также добиться лучших результатов. Потому что здесь немало факторов. Необходимость добиться более экологически чистого производственного процесса требует этих инноваций. Кстати, у нас есть немало цифровых предприятий во Франции, которые очень хорошо представлены на российском рынке. Несколько лет назад я говорил о работе French Tech в России, мы должны продвигаться в этом направлении. Необходимо также придать больше интенсивности в этой сфере.

Я очень доволен тем, что было подписано вчера. Мы должны работать над усилением перекрёстных инвестиций и добиться финансового суверенитета Европы. Необходимо, если мы хотим добиться своих стратегических целей, добиться индивидуального и самостоятельного финансирования данных проектов и данных стратегий. Необходимо отделить некоторые сферы от геополитических сфер, от политизации. Над этим я очень много работаю со своими партнёрами из Евросоюза. Мы очень многого добились, но мы хотим идти ещё и дальше. Мы стремимся к европейской суверенности, к суверенитету. Я думаю, что здесь для этого необходимо начать с самостоятельности и суверенности в области финансирования.

Мы хотели бы также поддержать больше стартапов средних, малых предприятий, которые на наших рынках сейчас развиваются. Им необходима финансовая стабильность и наглядность.

Вот несколько ремарок, с которыми я хотел выступить. Я верю в наши отношения, я верю в то, что у наших двусторонних отношений хорошее будущее. Я думаю, что то видение Европы, которым я обладаю, мне говорит о том, что действительно Европа раскидывается от Атлантики до Урала. Я верю в эти отношения. Я верю в то, что они принесут новую динамику.

Благодарю вас за внимание.

А.Шохин: Уважаемые дамы и господа, хочу предоставить слово Владимиру Владимировичу Путину.

Не знаю, может, это неточность перевода, господин Президент, но у нас Европа – от Лиссабона до Владивостока.

В.Путин: Не дал мне это сказать, бандит. Только я собрался с этого начать – он взял, украл у меня. Ну, ладно.

Прежде всего, хочу поблагодарить господина Президента за то, что нашёл возможность приехать в Россию, в Петербург.

У нас действительно вчера была очень обстоятельная беседа и по международным вопросам, и по двусторонним – очень откровенная, содержательная и, мне кажется, очень полезная.

Франция – наш традиционный, давний и надёжный партнёр. Почему говорю – надёжный, потому что Франция всегда занимала свою собственную позицию в мировых делах и всегда стремилась, во всяком случае стремилась отстаивать свой суверенитет. Мы это высоко ценим.

В современном мире это особенно востребовано и ценится, потому что это залог стабильности в отношениях, вот что важно. Вообще в международных делах, в межгосударственных и в экономике стабильность – прежде всего.

С Францией отношения развиваются, развиваются поступательно, последовательно. 16,5 процента – рост товарооборота в прошлом году, за первый квартал этого года – плюс 25 процентов. По инвестициям: 15 миллиардов французских прямых инвестиций, российских – где-то около трёх сейчас, два с лишним. Маловато. Но и французских мало.

Я должен разочаровать Эммануэля: у нас Германия первое место не занимает – Китай давно занял первое место и по инвестициям, и по торговому обороту. Торговый оборот у нас с Китаем – почти 850 миллиардов долларов. Прошу прощения, 86. Но обращаю внимание, что с Евросоюзом у нас был 450, упал в два раза за предыдущие годы. А с Китаем – вырос. Тоже немножко припал, но растёт, растёт уверенно: мы на сотню в самое ближайшее время точно выйдем – на сотню миллиардов. Я оговорился просто, извините.

То же самое касается и инвестиций. Вот «Фортум» у нас сколько проинвестировал, Андрей, одна только компания финская? Миллиардов шесть. Одна финская компания – шесть миллиардов, а вся Франция – 15. Разве это нормально?

Это правда. Причём обращаю внимание (просто «Фортум» вспомнился: это финская энергетическая компания, мы пустили их в Сибирь, они работают поставщиками на самых чувствительных объектах, в том числе ядерного цикла), российская экономика очень открыта для наших партнёров и весьма надёжна, потому что, несмотря на все турбулентные процессы, всё-таки, сейчас это всем уже хорошо известно, мы добились макроэкономической стабильности, что важно для инвесторов.

Мы последовательно работали над таргетированием инфляции – и сделали это. У нас по прошлому году инфляция на рекордно, исторически рекордно низком уровне – 2,5 процента. ЦБ говорит, что в этом году будет где-то 2,8, некоторые наши эксперты считают, что чуть побольше. Но всё-таки это признак стабильности.

Мы целенаправленными действиями, а не только в связи с ростом цен на энергоносители по прошлому году ещё добились снижения расходов и сократили дефицит бюджета с планового в три с лишним процента до полутора. А в этом году у нас будет профицит 0,5 процента ВВП. При этом безработица – 5,1 процента, тоже на исторически низком уровне.

Всё это вместе, в комплексе: долг государственный меньше 20 процентов, а золотовалютные резервы страны растут: в начале года было 430, что ли, миллиардов, сейчас уже 450, 460, да ещё и торговый баланс положительный, сто с лишним миллиардов (130 миллиардов, по-моему), – всё это в совокупности создаёт платформу для уверенных действий, в том числе совместных. Мы очень рассчитываем на то, что наши французские друзья, компании будут развиваться в России, будут получать доход, прибыль.

Я вчера встречался с основными инвесторами, которые вкладывают в российскую экономику. Некоторые иностранные фонды пошли на достаточно беспрецедентный шаг. Они автоматически соинвестируют вместе с нашим фондом прямых инвестиций – автоматически, в любой проект: куда вкладывает Российский фонд прямых инвестиций, наши иностранные партнёры тут же вкладывают свои деньги, потому что доверяют действиям своего российского партнёра.

И конечно, мы понимаем, что наша задача – создать привлекательные условия для инвестиций, это одно из ключевых направлений нашего развития, это очевидный факт, мы прекрасно отдаём себе в этом отчёт, – наряду с необходимостью роста производительности труда. Мы ставим такую задачу: по пять процентов в год. Очень сложная задача, особенно для нашей экономики, которую мы должны структурировать, – чрезвычайно. Но путь к этому в том числе и через инвестиции, потому что через инвестиции мы надеемся добиться ключевого изменения структуры экономики, придания ей инновационного характера.

Господин Шохин сказал, что я «заболел» в прошлом году цифровизацией. Я здоров. (Смех.) Это не я «заболел». Это просто мировая экономика «беременна» цифровизацией. А беременность, как известно, не болезнь – это нормальное состояние. (Аплодисменты.)Девушки, видимо, аплодируют.

А.Шохин: Владимир Владимирович, это нам сообщил на одной из панелей Игорь Шувалов. Теперь понятно, почему его нет в Правительстве.

В.Путин: Ну, он недалеко ушёл. Господин Шувалов вместе с Правительством будет работать в одном из наших банков развития. Поэтому он будет востребован.

Мне бы очень хотелось, тут французский коллега выступал, говорил о развитии городов, – да, это одно из направлений, которое мы ставим в качестве приоритета: пространственное развитие в целом. У наших французских коллег очень много компетенций, и они действительно мирового уровня и класса. Президент говорил сейчас о нашей совместной работе в космосе. Но не только.

Мы сделали до прошлого года, по-моему, уже 15 или 17 пусков. И на этот год запланировано, по-моему, 2 или 3 пуска с Куру. Но мы, я напомню, вместе работаем в авиационной сфере. Ведь наш новейший среднемагистральный самолёт «Суперджет-100» – там не знаю, на сколько процентов, но значительно, минимум 25 процентов, наверное, – это всё французские составляющие. И мы уже начали продавать на рынки третьих стран, хотя мы с вами знаем, сколько это сложный бизнес, тяжёлый, как трудно продвигать продукцию авиастроения на мировые рынки. В фармацевтике работаем, в строительстве работаем совместно – очень много сфер приложения.

Что радует, у нас взаимоотношения с французскими партнёрами очень диверсифицированы, и, опираясь на эту диверсификацию, мы, безусловно, можем добиваться успехов на будущее.

Господин Макрон говорил о необходимости повышения экономического суверенитета, но это задача перед всем миром. Сейчас не буду вдаваться в детали, не буду ни на кого пальцем показывать, не буду никого критиковать, мы не для этого собрались. Но точно совершенно нужно работать над ёмкостью собственных рынков, нужно развивать кооперацию, интеграцию. Нужно сопротивляться закрытию рынков, потому что любой вид сепаратизма в этом смысле, экономического сепаратизма, до добра не доводит.

И у нас есть для этого все возможности – не противопоставляя себя никому, а просто развивая сотрудничество и добиваясь положительных результатов, которые, безусловно, пойдут на пользу как Франции, так и России.

Большое спасибо вам за внимание.

А.Шохин: Владимир Владимирович! Президент Макрон!

Протокол Елисейского дворца и протокол Кремля разрешили нам выпустить к пюпитру по одному докладчику от бизнеса. Если у вас время есть, мы бы их заслушали, чтобы вы, как говорится, посмотрели на наш бизнес, реализующий совместные проекты.

Господин Гаттаз предоставит слово французскому коллеге, а я – российскому.

П.Гаттаз: Я хотел бы передать слово господину Пуянне, президенту группы Total.

П.Пуянне(как переведено): Господа председатели!

Поскольку я представляю французский бизнес, для меня очень большая честь выступить перед вами. Я являюсь сопредседателем Франко-российской торгово-промышленной палаты. Мы работаем вместе с господином Тимченко. Мы крупные инвесторы Франции в этой стране. Господа председатели, могу сказать, что мы инвестировали 9 миллиардов долларов в Россию. Это чуть больше, чем та финская компания, которую Вы привели в пример. Так что честь спасена.

Конечно же, Россия проводит стратегию в поставках энергоносителей. Благодаря природному газу и СПГ, проекту Ямала и также будущему проекту, который вчера мы подписали, по «Арктик-2». Газ – это энергоресурс, который используется всё больше и больше в мире, поскольку это хорошо отвечает климатическим изменениям, вызовам, поскольку в два раза меньше выброса СО2 при использовании газа вместо угля.

Также сегодня можно говорить, что Ямальский полуостров – это мост между нациями в мире. Усиливая связи между нациями, мы приносим стабильность в долгосрочной перспективе, поэтому, конечно же, мы думаем на перспективу в 40 лет. Поэтому нам необходимо хорошее видение перспективы.

Отсюда мой первый вопрос, господин Президент. Есть, конечно, определённая международная напряжённость, это имеет воздействие на экономическую деятельность. Конечно, это может иметь свой эффект в различных регионах мира. Каким образом Россия благодаря своему международному дипломатическому опыту может сократить эту нынешнюю напряжённость – с тем, чтобы улучшать инвестиционный и коммерческий климат, чтобы ещё больше можно было инвестировать в вашу страну?

Второй вопрос, который я хотел бы здесь поставить, связан с развитием проектов по СПГ, это источник инноваций. Не только лишь Total инвестирует в Россию, а также и другие французские компании, которые также работают с нами, которые занимаются экосистемой. Мы работаем также в России, и мы очень рады этому и очень гордимся. Поэтому для этих крупных проектов нам необходима помощь со стороны государства, поскольку речь идёт о крупных инфраструктурных проектах. По проекту «Ямал» российское Правительство (государство) инвестировало в портовые инфраструктуры и в морской доступ. Я уверен, что господин Путин помнит своё посещение Ямала в январе. Я также хотел пригласить господина Макрона, чтобы он посмотрел на этот «храм XXI века», который мы построили на этой северной территории. Это становится новой границей с новыми инвестициями.

Так что, уважаемый господин Путин, я благодарю Вас за поддержку проекта в зоне Арктики, это очень важно. Надеюсь, что также мы будем продолжать это в поддержке инфраструктуры, поскольку это очень важно, чтобы инновации могли развиваться.

И, наконец, последний момент. То, что касается газа. Есть проект развития инфраструктуры, благодаря строительству газопроводов между Россией и Европой. Иногда это вызывает определённые дебаты. Total и «НОВАТЭК», вне зависимости от тех, про которые я говорил, мы создали совместное производство газа, который мы продаём на российском рынке, внутреннем рынке через газопроводы. У нас есть клиенты в странах Европы, которые сейчас не получают поставок от «Газпрома». Хотел бы предложить господину Президенту Путину провести смелую реформу. Можем ли мы надеяться, что когда-нибудь в будущем Вы разрешите нам, нашему совместному предприятию Total и «НОВАТЭК» через газопровод продавать этот газ нашим клиентам в Европе? Этот также позволит стабилизировать ещё больше позицию российского газа на европейском рынке. И, конечно же, это очень важно для этих газопроводов.

Хотел бы в заключение сказать, что действительно есть какие-то облака на нашем горизонте, трудности, но мы тем не менее имеем хорошее видение нашего партнёрства. Total и все французские партнёры, которые в этом зале находятся, остаются здесь, несмотря на трудные моменты. Мы предлагаем наводить мосты между нашими странами, мы не хотим строить стены. Я убеждён, что вы оба, господа президенты, сможете сносить эти стены, которые кто-то хочет между нами построить.

Благодарю вас.

В.Путин: Мы можем подождать второго выступающего.

А.Шохин: Подождём второго выступающего, но протоколы президентов разрешили по одному вопросу задать, а Патрик Пуянне, по-моему, три или четыре задал.

В.Путин: Такому крупному инвестору можно и пять. (Смех.)

А.Шохин: В одни руки больше трёх не будем давать.

В.Путин: Будем-будем.

А.Шохин: Уважаемые коллеги, я хотел бы предоставить слово Олегу Валентиновичу Белозёрову, генеральному директору «Российских железных дорог» и одновременно сопредседателю Российско-французского совета делового сотрудничества.

О.Белозёров: Благодарю, уважаемый Александр Николаевич.

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемый господин Макрон! Уважаемые дамы и господа, коллеги!

Прежде всего хотел бы выразить признательность за оказанную мне высокую честь принять участие в столь представительном бизнес-диалоге в присутствии лидеров России и Франции.

Как уже сказал Александр Николаевич, я на сегодняшнем мероприятии одновременно представляю Совет делового сотрудничества Россия – Франция, созданный по инициативе РСПП, и движение предприятий Франции MEDEF.

Работа Делового совета сейчас всецело направлена на продвижение интересов бизнес-сообществ России и Франции, оказание содействия укреплению прямых контактов между государственными и частными компаниями наших стран. Мы стремимся рассматривать и поддерживать все конструктивные предложения, исходящие от бизнеса, и всегда готовы содействовать в организации бизнес-миссий французских деловых кругов в различные уголки России.

Совместно с другими предпринимательскими и общественными объединениями такими, как «Деловая Россия», «ОПОРА России», «Трианонский диалог», Франко-российская торгово-промышленная палата, мы активно продвигаем межрегиональное сотрудничество и помогаем компаниям решать практические вопросы, связанные с комфортным ведением бизнеса.

Думаю, что французские компании уже оценили по достоинству улучшение инвестиционного климата в нашей стране. Уже было сказано о той динамике, которая наблюдается и в прошлом году, и за I квартал этого года. Ещё раз обращу внимание, что за последний год Россия поднялась в рейтинге Всемирного банка по условиям ведения бизнеса на 35-е место.

Как представляется, бизнесу есть что предложить друг другу. Это обмен передовыми технологиями, взаимное движение инвестиционного капитала и много других направлений.

Что же касается сотрудничества России и Франции в железнодорожной сфере, могу с уверенностью сказать, что оно развивается динамично и вполне успешно. Благодаря приобретению французской логистической компании GEFCO ОАО «РЖД» сегодня представлено в нескольких десятках стран мира, а GEFCO успешно осваивает деловое пространство стран широкой колеи. У нас разная ширина колеи, и это даёт возможность нам вместе работать на нашей колее.

Вместе с Национальным железнодорожным обществом Франции мы последовательно реализуем комплексную дорожную карту сотрудничества в области грузовых и пассажирских перевозок. Отдельно активно работаем над цифровыми технологиями и в инфраструктурных проектах в третьих странах.

Ещё один результат наших взаимоотношений с французскими коллегами можно видеть на российских железных дорогах – это пассажирский электровоз нового поколения «Олимп».

Огромный потенциал заложен в области высокоскоростного сообщения с учётом того, что Франция – один из признанных мировых лидеров в этой сфере. Французские специалисты консультировали нас на этапе проектирования высокоскоростной магистрали Москва – Казань, а сейчас мы прорабатываем перспективы сотрудничества в рамках глобального проекта высокоскоростного грузопассажирского сообщения «Евразия», призванного стать драйвером развития в масштабе континента и реализации «Один пояс, один путь».

Уважаемый господин Президент Макрон! Во-первых, пользуясь случаем, поскольку у меня была возможность выслушать выступление, я очень внимательно слушал, и в Вашем выступлении не заметил только одного направления. Перед нами руководством страны поставлена задача, как уже сказал Владимир Владимирович, по пространственному развитию нашей страны. Это подразумевает масштабное расширение и модернизацию транспортной инфраструктуры. Как руководитель «РЖД» хотел бы спросить: какие Вы видите перспективы участия французского бизнеса именно в этом процессе?

Благодарю.

А.Шохин: «РЖД» тоже крупная компания, тем не менее Олег Валентинович договорённости соблюдает: один вопрос только Президенту Французской Республики.

Владимир Владимирович, просьба прокомментировать вопросы, заданные Патриком Пуянне.

В.Путин: Патрик действительно поднял несколько вопросов. Первый из них, по сути, это вопрос об улучшении делового климата. Мы к этому идём, у нас целая программа. Надеюсь, что она будет реализовываться. Я уже говорил о стабильности макроэкономической политики, того же самого мы добьёмся и в сфере налоговой политики.

Сейчас Правительство работает над тем, чтобы внести определённые изменения в налоговый режим. Но после того как мы это сделаем, мы зафиксируем это на ближайшие шесть лет. В этом смысле бизнес может быть уверен в том, что налоговые условия будут соблюдаться.

Затем будем развивать инфраструктуру. Сам Патрик только что вспомнил о том, что мы построили порт с участием бизнеса, но тем не менее свою правительственную часть мы исполнили целиком. Мы будем развивать инфраструктуру не только по этому, но и по другим проектам, и вообще в целом инфраструктуру, потому что инфраструктурное развитие – один из приоритетов, обозначенных и мною в Послании Федеральному Собранию, и Правительством. Затем будем снижать административные барьеры и административное давление на бизнес. Здесь ещё есть над чем поработать. Собственно говоря, это не только наша проблема – во многих странах мира, я знаю, бизнес сталкивается с этим.

И, наконец, прямая финансовая поддержка и льготирование тех проектов, которые мы считаем национально значимыми. Вот это всё будет осуществляться.

Теперь по поводу «Ямал СПГ». Там действительно построен целый город. На меня это произвело реально большое впечатление ещё и потому, что в начале пути, если быть откровенным, было много скептиков даже у нас в стране, даже в газовой отрасли, которые сомневались в том, что в этих широтах можно реализовать такой масштабный проект. Вы вместе с вашими российскими партнёрами, вместе с «НОВАТЭК», вместе с китайскими партнёрами смогли это реализовать. У Total там 20 процентов. Знаю, что вторая очередь сейчас будет реализовываться. Сейчас 16,5 миллиона тонн; будет ещё, по-моему, 18. Продажи идут по всему миру, в том числе на американский рынок. Ничего, всё хорошо, все всё покупают, и всё работает.

По поводу наших газопроводных проектов. Специалисты в этой сфере знают, что где-то целесообразно реализовывать проекты по сжиженному природному газу, например поставки в те же Штаты, в Индию, на другие удалённые рынки. Их целесообразнее всего, конечно, осуществлять с помощью проектов СПГ. А на определённые расстояния и при определённом объёме поставок самым выгодным может быть только трубопроводный газ. Поэтому все наши трубопроводные системы связаны с основными потребителями в Европе, конкурентов практически не имеют, если, конечно, Европа хочет оставаться конкурентоспособной, а не хочет покупать втридорога, но от каких-то других производителей.

Дело в том, что и добыча, и доставка на такие расстояния и при таких объёмах позволяют нам как минимум на 30 процентов снижать цены на газ, – который технически может быть поставлен из Соединённых Штатов, – на сжиженный природный газ, минимум 30 процентов разницы. В Европе настроили уже терминалов по приёму сжиженного природного газа, а загружены они только на 25 процентов, потому что всё остальное экономически нецелесообразно. Вот и всё.

Французская компания Engie, по-моему, участвует в «Северном потоке – 2». Мы будем приветствовать и других участников, в том числе и в лице Total. Мы можем расширить этот список за счёт других европейских компаний, потому что это проект действительно общеевропейский.

Мы знаем, что с ним идёт борьба, но прежде всего продиктованная соображениями конкуренции, потому что наши американские партнёры хотят в Европу поставлять свой газ. Я уже сказал, как соотносится экономика этих поставок. Сюда замешиваются и вопросы геополитического характера, в частности транзита через Украину. Я уже говорил и хочу ещё раз повторить, мы не собираемся закрывать транзит через Украину, если он будет экономически целесообразным, мы готовы к этим переговорам с нашими украинскими партнёрами.

Но дело в том, что, когда мы говорим о проекте «Северный поток – 2», имеем в виду падающую добычу в самой Европе, в Нидерландах, в Великобритании. И эти выпадающие объёмы европейских производителей нужно чем-то заместить. Самый правильный, экономически обоснованный вариант замены – это российский трубный газ, вот и всё. Но мы готовы на этот счёт с партнёрами и дальше дискутировать.

Спасибо большое.

А.Шохин: Президент Макрон.

Э.Макрон: Уже было много сказано в отношении важности сотрудничества в энергетике. Прежде чем перейти к железным дорогам, я вам отвечу. Конечно же, важно то, что многие французские компании участвуют в этом коллективном успехе в этой сфере. Это создаёт нашу конкурентоспособность, конечно же, и также нашу энергетическую независимость, суверенитет.

По последней теме, о которой говорил сейчас Президент Путин, – действительно, мы хотим продолжать все партнёрские отношения, которые у нас есть сейчас. Думаю, что мы можем это делать в духе энергетического суверенитета, но, конечно же, также мы должны вести открытый геополитический диалог.

Я думаю, что очень хорошо, что мы можем говорить по этим темам. Допустим, по теме Украины нельзя говорить, что этого не существует. Хотя у нас есть «Северный поток – 2», и, со свой стороны, я думаю, что мы действительно должны создавать такой проект, который бы соответствовал нашему видению.

В любом случае не может быть Европы от Лиссабона до Владивостока или от Атлантики до Урала, если у нас какие-то будут несогласия и недовольства друг другом. Мы это прекрасно знаем, мы должны продвигаться по этому вопросу. Конечно же, мы не должны забывать наш бизнес, наши народы, геополитику, всё это взаимосвязано. Поэтому мы должны действовать сплочённо.

Я думаю, что сильные партнёрские отношения между нашими странами по данным темам – это наш потенциал. Мы можем, конечно же, добиваться добычи газа по лучшим международным стандартам, но также мы можем создавать энергетические услуги. Хотел бы подчеркнуть, поскольку это потенциал, который позволяет сокращать потребление, это также касается управления потоками. То есть, таким образом, конкретно мы можем также говорить о газе, который мы не используем, может быть. Поэтому мы поддерживаем отношения с нашими компаниями, которые соответствуют этой нашей стратегии.

Что касается железных дорог и вопросов оснащения. Я благодарю Вас за то, что Вы говорите о качестве отношений между нами. GEFCO – это, конечно, очень важная компания. Мы также хотели бы сказать о качестве отношений того партнёрства, которое у нас есть, также о создании рабочих мест в этом секторе. Это сохраняется, и мы продолжаем активно работать с нашими компаниями для того, чтобы режим санкций, в частности, который не имеет отношения к Европе, чтобы он не затронул это удачное развитие. С моей точки зрения, я этому привержен, поскольку это создаёт рабочие места для обеих сторон; я полагаю, что это является важнейшим элементом дальнейшего успеха.

Вы уже сказали, у Вас есть много партнёров высокого качества во Франции: это SNCF, Национальная компания французских железных дорог. Мы хотим продолжать участвовать в развитии сетей по всей стране.

Во-первых, это промышленное партнёрство на наилучшем уровне для того, чтобы технологическими французскими и европейскими инновациями также могли воспользоваться и в России, на всей территории. То, что касается проектирования высокоскоростных магистралей, это действительно очень важно. Также это партнёрство в отношении железнодорожных услуг, поскольку, действительно, жизненный цикл соответствующих логистических услуг технического содержания – я думаю, здесь мы также можем продолжать наше сотрудничество, партнёрство. Также это касается вопросов мобильности.

Я даже и не знал о прошлогодней «болезни» Владимира Путина, но я могу сказать, что несколько лет назад я заразился тем же самым. Поэтому я убеждён, что цифровые технологии действительно являются революцией для нашей системы, для вашей, конечно же, тоже. Поэтому мы должны думать о промышленном партнёрстве в классической форме, но также мы должны и принимать мобильные решения.

Железные дороги, как вы их развиваете в России, и мы также вносим свой вклад. Действительно, мы можем оказывать услуги перевозок наших граждан. Это также будет связано с цифровыми решениями. Конечно же, важно, чтобы наше партнёрство развивалось во всех этих областях.

Франция действительно имеет высокую добавленную стоимость в этой сфере – это энергетика, энергетические услуги. Мы умеем управлять этими комплексными вопросами. У нас есть замечательные компании, которые широко представлены в России, которые представляют такие комплексные решения. У нас есть компании, которые также работают в тяжёлой промышленности. И это также касается оказания услуг и техобслуживания. Поэтому для меня энергетика, как и железные дороги, перевозки, – это значительные источники интенсивного сотрудничества.

Здесь я могу вам сказать, что французская сторона будет продолжать участвовать в этом новом приключении в вашей стране со всеми компаниями, с которыми вы запустили эти проекты.

В.Путин: Я не хочу показаться невежливым, Патрик задал ещё один вопрос по поводу транспортировки газа в Европу по трубопроводным системам, имея в виду ваших российских сегодняшних партнёров, это уже сегодня можно делать через «Газпром экспорт». (Смех в зале.) А что здесь смешного? Ничего смешного. Извини(обращаясь к Э.Макрону), у нас с ним такой «птичий» разговор, мы понимаем, о чём идёт речь.

Но мы будем, конечно, думать над либерализацией. Сегодня в «Северном потоке – 2» принимают участие пять европейских компаний. Если Total будет шестой, то, пожалуйста, прямое участие в транспортировке. Но мы об этом вполне можем говорить, можем обсуждать это. Рано или поздно это будет сделано в абсолютно либеральном режиме.

А сегодня тем не менее всё равно можно обсуждать эти темы.

Спасибо. Извините.

А.Шохин: Ваше Превосходительство Президент Макрон, Президент Путин, я хотел бы от имени аудитории поблагодарить вас за участие в российско-французском бизнес-диалоге. Мы понимаем, что чем дольше мы здесь разговариваем, тем больше будут недовольны представители бизнеса других стран, которые уже собрались в зале пленарных заседаний. А нам нужно, чтобы всё-таки здоровая конкуренция была между инвесторами из разных стран. Поэтому спасибо большое, и надеемся на продолжение диалога с вашим участием.

М.Видео

Стоит прочесть

Бумажные комиксы. «Бакуман. 5. Книги 9 и 10» Цугуми Ообы и Такэси Обаты

Дуэт мангак Муто Асироги ищет себя методом проб и ошибок - то добиваясь сериала, то отказываясь от него: лишь бы не стоять на месте, лишь бы непременно двигаться дальше! Есть ли сегодня более вдохновляющая книга про то, каково быть творческим человек...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Booking.com INT